Суботній ексклюзив

Автор фильма «Атлантида» Валентин Васянович – житомирянин с корешками, тянущимися в Коростень

Украинский кинорежиссер Валентин Васянович – житомирянин с корешками, тянущимися в Коростень!

***

Когда во время Венецианского кинофестиваля украинский кинорежиссер, представлявший свой фильм «Атлантида», житомирянин Валентин Васянович заявил, что по сей день Россия ведет войну против Украины, многие удивились: «А мы думали, что это внутриукраинский конфликт…» Вкладывая огромные средства в свои медиа, путинская Россия сумела навязать миру выгодное ей представление о происходящем на Донбассе и в Крыму, полагает украинский кинорежиссер. Миссия украинского кино – рассказать, как все обстоит на самом деле.

Законы творчества едины

Перед встречей с украинским кинорежиссером Валентином Васяновичем я прочитал в Интернете уже состоявшиеся интервью с ним, но они касались, в основном, его нашумевшего фильма «Атлантида», который получил букет призов на различных кинофорумах, в том числе, приз Венецианского кинофестиваля в категории «Горизонты» и гран-при Минского кинофестиваля. О самом Валентине как о личности – почти ничего.

Пересказывать  всю биографию Валентина не хотелось – она доступна в Интернете. Однако есть в ней человек, развернувший личность Валентина в сторону искусства (музыки), – отец. Николай Максимович Васянович долгое время руководил Житомирской областной филармонией и был одним из вдохновителей международного фестиваля мастеров искусств имени великого житомирянина, пианиста Святослава Рихтера.

В беседе со мной Валентин Васянович произнес очень важную фразу, суть которой в том, что законы творчества едины для всех его видов, в том числе, для музыки и кино, и в этом смысле он недалеко отклонился от избранного под влиянием отца пути…

Еще одна оговорка перед пересказом интервью с режиссером: оно (интервью) состоялось еще до того, как я посмотрел его «Атлантиду». И, наконец, – еще одна, уже самая последняя, оговорка: это не было в полной мере интервью журналиста с известным кинематографистом. Скорее, где-то в районе Крещатика почти случайно встретились два не очень близко знакомых выходца из Житомира и разговорились за чашкой кофе…

«Для меня не проблема схватить суть, придумать форму, услышать историю и рассказать ее»

– Ваш отец – музыкант, мама – инженер. Как получилось, что в семье музыканта и инженера вырос режиссер?

– Как в анекдоте: мне просто повезло. В Житомирское музучилище я поступил без особых усилий. Дело в том, что я находился в кильватере папы, и потому, имея фамилию Васянович, поступить в Житомирское музучилище было не очень сложно. Мечтал стать житомирским Шопеном, но особых дарований не обнаружил. Тем не менее, я благодарен училищу и его педагогам за то, что они помогли мне обрести ощущение формы. А форма, художественная, в общем-то, во всех видах искусства одинакова: что в музыке, что в литературе, что в кино. Училище мне дало общекультурную основу, которая помогала в операторстве, кинодокументалистике и игровом кино. То есть, для меня не проблема схватить суть, придумать форму, услышать историю и рассказать ее.

– Но сначала нужно было сделать шаг в кино, а потом еще один шаг – в большое кино.  

– Я не был особо одаренным музыкантом, и в какой-то момент понял это. Папа тоже это понимал. Он видел, что фотографию я предпочитаю музыке – я с упоением фотографировал все, всегда и везде. Однажды папа привез из Киева условия поступления на операторское отделение факультета кинематографии Киевского института театра и кино имени Карпенко-Карого. Я помчался в Киев, показал свои фотографии профессору этого института Алексею Ефимовичу Прокопенко. Он их раскритиковал, конечно. Я спросил, что не так. Он объяснил. Через месяц я принес ему еще два десятка своих работ, среди которых оказалась парочка, на которые он обратил внимание: «Не шедевры, но – может быть». Я понял, в каком направлении двигаться дальше, а примерно через полгода стал понимать, что такое творческая фотография.

– Кинорежиссеру мало уметь хорошо фотографировать…

– После поступления в КГИТИ я должен был вместе с однокурсниками-операторами и будущими режиссерами с параллельного курса снимать курсовые проекты. С тихой гордостью видел, что неплохо понимаю, что происходит в кадре. А еще понял, что не хочу воплощать в качестве оператора бред, который рождается в чьих-то головах, – куда интереснее воплощать на кинопленке свой собственный бред. Потихоньку стал дрейфовать в документальное кино. Этому поспособствовал замечательный человек – известный документалист и прекрасный педагог Александр Иванович Ковáль. Он как раз набирал курс документалистов, и я понял, что хочу у него учиться. Таким образом, окончив операторский курс, я поступил к Ковалю на курс режиссуры документального кино.

– А далее – совсем небольшой шажок в сторону кино игрового. Сколько фильмов на Вашем счету?

– В Википедии, в общем-то, все есть, а я могу что-то забыть. Полнометражным дебютом в игровом кино был фильм «Звичайна справа» (2012) с Тарасом Денисенко в главной роли. Потом, в 2014-м, была грустно-рождественская история, снятая во Львове, «Креденс». Потом – «Рівень чорного» (2017). Этот фильм мы сняли абсолютно без бюджета с моим другом-фотографом Костей Мохначем в главной роли (гран-при Фрибургского международного кинофестиваля (Швейцария), между прочим, – авт.) Я этот фильм очень люблю. …Потом – «Атлантида», ну и сейчас снимается фильм «Відблиск». Плюс – несколько документальных фильмов.

– Какая из наград наиболее дорога Вам?

– Это приз жюри очень престижного кинофестиваля во французском Клермон-Ферране за снятый в 2004 году короткометражный фильм «Проти сонця». Этот фестиваль еще называют «Каннами короткого метра»…

«Артхаусное, некассовое, кино – это мощный канал коммуникации со всем миром»

– Сколько призов заработала «Атлантида»?

– Ой, 10 или 15. Последний приз – это гран-при Международного Иерусалимского кинофестиваля. Фильм продолжает жить фестивальной жизнью, и это очень приятно.

– Что-то мне припомнились великие режиссеры середины прошлого столетия: испано-мексиканский Луис Бунюэль и южноафриканский Джеми Уйс, которые могли снимать оскароносные фильмы практически без бюджета, выполняя одновременно функции продюсеров, постановщиков, операторов, осветителей и монтажеров. Похоже, украинское большое кино, в частности, Ваше, тоже вынуждено создаваться и покорять различные олимпы на карманные деньги его создателей?

– Это прекрасная форма самовыражения! Я именно таким методом, без бюджета, снимал «Рівень чорного». Это совершенно прекрасный опыт: ты чувствуешь полную свободу, на тебя не давят чьи-то деньги, за все отвечаешь только ты и никому ничем не обязан. Ты пребываешь в творческом полете, и это замечательно!

– Каков бюджет Ваших фильмов, если не считать одного «безбюджетного»?

– Примерно один миллион долларов каждый. Это среднеевропейский уровень или чуть ниже.

– То есть, не всегда стомиллионный бюджет гарантирует высокий творческий уровень…

– Совершенно верно. Но окупиться в прокате даже наше недорогое кино не может. Поэтому инвестиции в украинское кино – это имиджевые вложения. Артхаусное, некассовое, кино – это мощный канал коммуникации со всем миром. Например, приезжаю я в Венецию, на фестиваль. Показываю там фильм «Атлантида». Начинается обсуждение. Первое, что я говорю: «Друзья, Россия по-прежнему ведет войну против Украины». Все удивляются: «Правда?! А мы думали, что это внутренний конфликт…» И все потому, что Россия вкладывает в свои медиа огромные деньги и навязывает всему миру свою повестку дня. А мы со своим фильмом ездим и рассказываем, как на самом деле обстоят дела. Для этого и нужно вкладываться в артхаусное кино.

Les Arcs Film Festival © Pidz / LAFF

– Украинское большое кино (исключим телесериалы), каким оно начинает быть: довольно мрачное, часто с уходом в философию и историю. А почему бы не снять мелодраму или комедию? У фильмов легкого жанра и зрителей больше, и экранная жизнь дольше, и имена их авторов запоминаются лучше.

– В нашей стране снимается огромное количество комедий и мелодрам. Вопросы к их качеству. Кино должно быть разным. Должна быть драма, мелодрама, комедия, детское кино, мультфильмы. Оно так и развивается. А если все бросятся снимать комедии или мелодрамы, начнется деградация кинодвижения в принципе. Без драмы, баз артхаусного кино не будет прогресса.

– Донельзя традиционный вопрос: каковы планы, ближайшие и дальнейшие?

– Я практически закончил фильм, который по-английски называется
«Reflection», по-украински – «Відблиск». После успеха «Атлантиды» этот фильм уже ждут. Много предложений от фестивалей, от sales-агентов, от важных людей в киноиндустрии. Мы счастливы.

– А мы с нетерпением ждем выхода на экраны и стримы Вашего нового шедевра!

Беседовал Виктор Конев

Джерело: Народний тижневик “Субота”

Схожі матеріали

Лютий 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829