Україна

«Родственника Черновецкого захватили в заложники, посадили в машину и приковали наручниками к чемодану со взрывчаткой», — Николай Поддубный

30 лет назад, 6 мая 1991 года, был принят Закон «Об организационно-правовых основах борьбы с оргпреступностью», легализовавший созданный приказом начальника УВД Киева Андрея Василишина первый в стране отдел по борьбе с организованной преступностью. Его возглавил тогдашний полковник Николай Поддубный.

— Николай Олегович, почему первый ОБОП создавался именно в Киеве? Неужели криминогенная обстановка была настолько тяжелой? — спрашиваю у бывшего начальника столичного главка милиции, генерал-лейтенанта Николая Поддубного.

— Действительно, обстановка была сложной. Город оккупировали преступные группировки, многие из них кавказские. Было понятно, что с такой организованной преступностью надо работать по-новому. У нас благодаря Василишину уже была база «Скорпион», в которую мы заносили информацию по всем, кого брали в разработку: связи, передвижения, организации, с которыми наш объект работал, и так далее. В отделе было 32 человека. Отличные хлопцы, сейчас таких не знаю. С ними мы и нанесли первый удар по организованной преступности.

У меня был тогда девиз, в виде плаката висевший в моем кабинете. «Истинный работник милиции, борясь с преступностью, особенно организованной, должен обладать качествами бескомпромиссного честного борца. Иначе он не милиционер, а оборотень. Он хуже Иуды».

— До сих пор на слуху тогдашние киевские «авторитеты»: Череп, Москва, Ткач, Авдышев. И, конечно, Солоха. В те годы эти клички знали многие киевляне, а некоторые, те, кто поактивнее, и сами сталкивались с ними.

— Да, и где они теперь? Кого посадили, кто был убит в бандитских разборках, кого выжили из страны. Когда я заступал в должность начальника отдела по борьбе с организованной преступностью, в Киеве было 5 воров в законе, а когда через три года пошел на повышение, не осталось ни одного. А это ведь очень опасные преступники с международными связями.

Фото милицейских будней 90-х годов (фото Ефрема Лукацкого)

 

— Кто-нибудь из ваших 32 оперов был ранен или, не дай Бог, погиб?

— Никто не погиб, а ранен был Саша Калужский, когда мы освобождали захваченного в «Правэкс-банке» заложника, родственника Черновецкого. Его захватили, посадили в машину и приковали наручниками к чемодану со взрывчаткой очень опасные преступники, бывшие военные, спецназовцы, отслужившие в Германии.

А я служил в спецназе Закавказского военного округа, поэтому нашел с ними общий язык. Тогда ведь мне сказал Черновецкий: «Я уже заплатил деньги, а вы их отпустите». Как это отпускать преступника со взрывчаткой (он ведь угрожал взрывом, убийством)! Я так не обучен. Все закончилось по-нашему, как положено. Террориста отвезли в прокуратуру, заложника освободили. Но далось это нелегко.

— В 2015 году УБОП, который к тому времени все больше срастался с преступностью, ликвидировали. Как вы думаете, это было правильное решение?

— Ни в коем случае! Это была уникальная организация, наработавшая эффективные методы борьбы с таким сложным явлением, как организованная преступность, обладавшая уникальной базой данных «Скорпион», которая тоже была уничтожена.

— Не раз приходилось слышать от оперативников, что «Скорпион» был уничтожен потому, что к власти и в руководство правоохранительными органами пришли те, чьи данные были в этой базе.

— Совершенно верно. В итоге сейчас полиция совершенно не контролирует организованную преступность, которая прекрасно себя чувствует. Ее члены пошли во власть, в депутаты. Печально. В этом нет моей вины, я ведь давно уже не у дел.

— В свое время вы и ваши коллеги делали что умели, чтобы сделать мир чище. Поэтому 6 мая — это ваш праздник. Поздравляю, Николай Олегович.

Схожі матеріали