Україна

«Мы вам соболезнуем. С вас 1700 гривен»: как процветает бизнес, связанный с ритуальными услугами

Бизнес на трупах

— Примите наши соболезнования. С вас 1700 гривен.

Человек занимается ритуальными перевозками, и смерть моего мужа для него — возможность заработать. Так и есть, и в этом нет ничего особенного.

— Но год назад вы забирали из моей квартиры умершую свекровь и это стоило 1300, — новая цена мне показалась слишком высокой.

— Ну, так все дорожает. Мне водителю машины, который поможет грузить труп, надо заплатить, — и глазом не моргнув, отвечает мужчина.

— Я сама помогу вам загрузить и выгрузить, — предлагаю. — Берите вы с одной стороны за простыню, а я с другой.

Перевозчик явно не ожидал такого сопротивления от жены умершего, которая в трауре и должна утратить способность анализировать ситуацию.

— Хорошо, давайте 1500.

Сколько на самом деле стоит снести труп с восьмого этажа двум крепким мужчинам и перевезти его на расстояние двух километров, я не знаю. Мне никто не показал прейскуранта. Никто не выдал квитанции о приеме денег. Поэтому у меня есть основания считать предоставленные мне услуги нелегальными.

И почему-то мне кажется, что участковый полицейский, который выезжает на осмотр трупа, как-то связан с перевозчиками. Поскольку советует обратиться к своим людям, что воспринимается, конечно, как забота о людях в тяжелую минуту. То есть родственники умершего лишены права выбора при перевозке тела в морг.

Далее — выбор места захоронения на кладбище. В моем случае это было новое Розсошенское.

— Пять тысяч, — называет цену один из копателей.

— У меня нет таких денег, — отвечаю, потому что люди, имеющие горький опыт, посоветовали торговаться. И я торгуюсь: «базар» есть «базар».

— Ну, тогда везите на Затурино (кладбище на другом конце города — Авт.).

— Ребята, имейте совесть, вы же каждый день здесь зарабатываете (чуть не вырвалось «на трупах»)…

— Четыре, — соглашается старший.

Получается, за копание могилы я заплатила дважды. По прейскуранту это стоит 1519. Но счет оплачивается на спецкомбинате позже, после согласования места на кладбище.

Там же, у входной двери спецкомбината, постоянно крутится еще один тип, который очень хочет облегчить кошелек родственников покойника.

— Вам же надо доставить гроб в морг, надо, чтобы кто-то погрузил в гроб труп, опустил в яму… Мы это сделаем, чтобы вам не нанимать людей. С вас тысяча четыреста…

Это — опять мимо кассы.

Если честно, я только сейчас, через три с половиной месяца после похорон мужа, увидела, что в счете-заказе графа «доставка гроба» пуста. То есть официально за эту услугу денег с меня не взяли, а взяли неофициально? Зато какие-то непонятные «услуги при погребении» (может, это закапывание могилы?) Стоят 516 гривен. Плюс погрузка гроба — 99. Еще 32 — погрузка одного венка и 14 — погрузка креста. Автокатафалк — 1075.

Описанные мной события происходили 25−26 апреля. А бывший спортсмен и предприниматель, депутат районного совета в Полтаве от ОПЗЖ, которая, согласно квотам при распределении власти, отвечает за жилищно-коммунальную сферу, Дмитрий Чемерис (имя изменено) возглавил спецкомбинат похоронно-ритуального обслуживания 2 апреля. Сразу после назначения на должность он заявлял о том, что получил место по личной заявке и имеет собственное видение развития предприятия. Может, действительно, мало времени прошло и пан директор не успел за несколько недель побороть взяточничество в своем ведомстве? Но, кажется, хотя бы того мужчину, стоящего в дверях комбината с протянутой рукой в ожидании своих жертв, мог бы попросить оттуда. Если бы действительно стремился навести порядок в ведомстве.

Может, действительно, мало времени прошло и пан директор не успел за несколько недель побороть взяточничество в своем ведомстве?

 

Но недаром говорят: «Если не можешь победить мафию, ты должен ее возглавить».

«Или давайте деньги, или сами копайте могилу»

По печальному стечению обстоятельств, на день раньше моих похорон знакомый провожал в последний путь свою маму. У мужчины аналогичные претензии к предоставлению ритуальных услуг, хотя и с некоторыми нюансами. Цены, как мы выяснили во время разговора на эту тему, могут варьироваться, как и услуги. От чего это зависит, трудно сказать. Может, от внешнего вида клиента?

Поскольку мама Романа успела при жизни зарезервировать для себя место на Затуринском кладбище, с него дополнительно за копание могилы попросили «всего» 700 гривен. И когда уже всё было решено и всё оплачено через кассу, ему позвонил бригадир копателей, как он представился, и потребовал дополнительно 500 мимо кассы. Объяснив это тем, что на месте «проведения земельных работ» стоит столик. А его выкапывание не входит в тариф. «Поэтому или платите полтысячи, или мы отказываемся что-то здесь делать. Приезжайте и выкапывайте столик сами», — поставили ему условие. Роман вынужден был снова возвращаться на кладбище и решать вопрос. Сошлись на 200 гривнях.

— Больше всего меня возмущает непрозрачность всех этих проплат, — говорит мой знакомый. — Я просил квитанцию у перевозчика покойников в морг, но ее у него нет. Просил квитанцию у мужчины, который стоит на дверях спецкомбината и вроде обеспечивает погрузку-выгрузку гроба, и тоже не получил. В ответ услышал лишь «объяснение»: «Ребятам надо дать…» Так за что я заплатил несколько тысяч гривен? В чей карман они пошли? Интересно было бы увидеть официально утвержденные цены мест на кладбище и всех ритуальных услуг. Пускай бы НАПК (Национальное агентство по предупреждению коррупции. — Авт.) оценило правильность их формирования.

Кстати, официально с Романа взяли около 900 грн за доставку пустого (!) гроба в морг и почти 1000 грн за доставку гроба с телом к месту захоронения.

— Такое впечатление, что перевозка осуществлялась не старенькой «газелью», а дорогим «мерседесом» за несколько сотен километров, — грустно шутит мужчина. — Перевозка грузов из «Эпицентра» стоит гораздо дешевле. Там при заказе тебе хотя бы называют стоимость одного километра. А здесь ничего такого нет, просто тебя ставят перед фактом. И ты вынужден соглашаться с навязанными правилами игры, потому что у тебя уже все спланировано и «спрессовано»: когда забирать покойника из морга, когда хоронить, когда поминать… К тому же ты пребываешь в трансе, тебе не до выяснения этих моментов.

Конечно, на это и рассчитан циничный бизнес на трупах.

Один из жителей Полтавы, который перенес моральное и финансовое унижение во время похорон родного человека, все же обратился в правоохранительные органы. Правоохранители разработали оперативный план и задокументировали преступление.

По словам пресс-секретаря областной прокуратуры Людмилы Иващук, руководитель спецкомбината похоронно-ритуального обслуживания, действуя по предварительному сговору с подчиненным — работником зеленого строительства, иначе говоря, копателем, — требовал у жителя города 10 тысяч гривен за место захоронения родственника на одном из городских кладбищ и 8 тысяч за бронирование второго места. В конце июля землекоп-посредник получил первый «транш», а в начале августа — остальные деньги, что было соответствующим образом задокументировано. В момент передачи средств он был задержан. Впоследствии правоохранители наведались в кабинет руководителя коммунального предприятия и по месту жительства, где была обнаружена значительная сумма наличных. Ему было вручено подозрение в совершении преступления по ч. 3 ст. 368 Уголовного кодекса Украины «Принятие предложения или получение неправомерной выгоды должностным лицом». Санкция статьи предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, а также конфискацию имущества.

Правоохранители разработали оперативный план и задокументировали преступление

Подозреваемый расценил это как провокацию, поскольку, объяснял в суде, перед этим в течение целой недели какой-то человек предлагал ему взятку. Поняв, что ничего не добьется, начал действовать через его подчиненного.

4 августа Октябрьский районный суд на основании собранных доказательств избрал директору предприятия меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 2 месяца, отстранив его от должности на такой же срок. Но уже 9 августа, внеся залог в размере 142 тысяч, подозреваемый вышел из СИЗО. А посреднику мера пресечения вообще не была избрана. Прокуратура, как заявил ее руководитель Антон Столетний, будет обжаловать решение суда.

Досудебное расследование в уголовном производстве осуществляет Полтавское районное управление полиции Главного управления Национальной полиции в Полтавской области, оперативное сопровождение — Управление стратегических расследований в Полтавской области Департамента стратегических расследований Нацполиции Украины.

Всех, кто во время захоронения родных сталкивался с аналогичной ситуацией, правоохранители просят обращаться в Полтавскую окружную прокуратуру по телефону (0532) 56−54−99 или по адресу: м. Полтава, ул. Владимира Козака, 1, или в Управление стратегических расследований в Полтавской области по телефону 099 5 373 258, или по адресу: г. Полтава, ул. Соборности, 38. Сейчас пять человек согласились на сотрудничество со следствием.

«Новый директор честный и взяток не берет. Это его предшественник хочет подставить. А продажных людей у нас хватает. И статейки пишут такие же продажные журналисты», — почему-то уверен один из пользователей Facebook, активно обсуждающих задержание директора спецкомбината. Один из сотен, и то, наверное, родственник…

Схожі матеріали