Гарячі новини

Адвокат житомирского стрелка: Спящих никто не убивал – на пруду была перестрелка

В деле об убийстве семерых участников АТО на отдыхе у пруда остаются противоречия.


На днях суд в Житомире продлил содержание под стражей для 58-летнего жителя села Новоселица Анатолия Захаренко. В мае эта история вызвала огромнейший резонанс – в одну ночь возле тихого пруда были расстреляны семеро участников АТО: действующих бойцов и ветеранов батальона Нацгвардии имени генерала Кульчицкого.

Обстоятельства трагедии до сих пор остаются загадкой. Есть показания только одного выжившего свидетеля и самого Захаренко, который признался в расстреле своих гостей. Его версия отличается от той, к которой может склоняться следствие. Недавно вступивший в дело столичный адвокат Игорь Черезов считает, что в материалах могут быть подтасовки и фальсификации.

Две встречи в один день
Два официальных сообщения от МВД следовали один за другим.

Вечером 21 мая Департамент внутренней безопасности Нацполиции разместил пресс-релиз о задержании начальника полиции одного из районов Житомирской области, который занимался систематическим вымогательством и требовал 10 тысяч гривен ежемесячно с предпринимателя, занимающегося разведением рыбы.

А утром 22 мая замминистра внутренних дел Антон Геращенко рассказал в Фейсбуке о том, что в Житомирской области расстреляны семеро отдыхающих киевлян и по подозрению задержан арендатор пруда 1962 года рождения.

Позже в полиции Житомирской области будут уверять, что эти события никак между собой не связаны и что участники АТО приехали на пруд к Анатолию Захаренко раньше, чем произошла документация взятки. А в прессе появится информация, что именно Захаренко заявил на полицейского-взяточника Руслана М., и тот намеренно подослал к хозяину пруда знакомых бойцов устроить разборки. Группа с оружием якобы появилась через три часа после того, как Руслана М. взяли с поличным.

На самом деле все было так и не так. Восемь человек – все друзья по оружию – приехали на пруд в Новоселице утром 21 мая. Привезли провизию, рыболовные снасти и карабины, хотя охота в планы компании не входила. Большинство из гостей знали Анатолия Захаренко давно, часто у него отдыхали и даже помогали с деньгами для операции на сердце.

В тот же день, 21 мая, у Захаренко была назначена встреча с Русланом М. Он должен был передать ему “дань” – деньги и рыбу. Получившие “добро” от прокуратуры оперативники службы внутренней безопасности уже сидели в засаде, готовилась скрытая видеосъемка. Присутствие посторонних могло сорвать спецоперацию. Захаренко попросил гостей отъехать на время в другое место, что те и сделали. А после вернулись на пруд.

Но как утверждает адвокат Игорь Черезов, после документации взятки Руслана М. на самом деле не задержали.

– По дороге с пруда его остановили, поговорили через приоткрытое стекло служебного автомобиля и… отпустили. Вместе с деньгами, выделенными государством на то, чтобы взять вымогателя с поличным, – говорит адвокат.

Чисто теоретически мы можем допустить, что Руслан М. мог позвонить своему знакомому из компании отдыхающих атошников и рассказать об инциденте.

“Не он первый начал стрельбу”

Игорь Черезов

– Я не раскрываю тайну следствия, Анатолий Петрович (Захаренко) рассказывал это на воспроизведении и в ходе судебных заседаний, когда ему избиралась мера пресечения, – говорит Игорь Черезов. – Компания уговаривала его выпить, но после операции на сердце он не употребляет спиртное вообще (экспертиза подтвердила, что Захаренко в ту ночь был трезв. – Ред.). Когда напоить его не удалось, решили идти “в лоб” – дали понять, что он либо забирает заявление о вымогательстве, либо до утра не доживет. Инициатор этих угроз еще и пояснил, что не просто убьют и спрячут тело, а перед тем унизят, как мужчину.

Адвокат считает, что не Захаренко начал стрельбу в безоружных, как гласит официальная версия.

– Хозяин решил убираться подальше от пьяных гостей. Вырвался из беседки, где разгорелся конфликт, и пошел к себе в будку. И в этот момент прозвучал первый выстрел. Выстрелили в спину, но попали Анатолию картечью в руку, – продолжает Игорь Черезов.

Наш собеседник настаивает, что у Захаренко есть огнестрельное ранение. Однако винтовки, из которой могли стрелять, в протоколе нет. Описано только автоматическое оружие, которое привезли и зачем-то вынули из машины гости.

– Там была перестрелка. На месте происшествия найдено много гильз от автоматического оружия, а у Захаренко было только охотничье ружье ИЖ-58, – отмечает Игорь Черезов. – Выпившие и покурившие (на месте найден бульбулятор для курения наркотиков. – Авт.) люди, даже если их в разы больше, стреляют хуже трезвого. В спящих никто не стрелял, и это понятно уже сейчас.

Тела могли передвигать
Анатолий Захаренко сам позвонил в полицию и сообщил о том, что убил семерых человек. Связался не с местными правоохранителями, а с областными, с которыми работал по взятке. Однако первыми на берег пруда приехали сотрудники отделения, которым руководил тот самый Руслан М. Они же документировали осмотр места происшествия.

Адвокат считает, что положение тел могли изменить.

– Из протокола с места, который был озвучен в суде, становится понятно, что человека в одной и той же одежде описывают дважды в разных позах. А в тот день одинаковой одежды ни у кого не было. Семь трупов, но видео осмотра места происшествия никто не снимал.Не описана часть оружия, с которым приехали потерпевшие, есть огромные ошибки в измерениях, – сообщает о своих выводах адвокат.

Примечательно, что единственный выживший в ту ночь ветеран батальона Вадим Федюнин в интервью СМИ тоже допускал, что тела могли передвигать после гибели. Правда, какой-либо конфликт между отдыхающими и хозяином пруда Федюнин отрицает.

“Это внезапно возникший конфликт”
В следствии по делу “житомирского стрелка” говорят, что по-прежнему рассматривают несколько версий. Основной остается та, которую в конце июня озвучил начальник полиции Житомирской области Юрий Олийнык: двое из гостей, ранее не знакомых с Анатолием Захаренко, могли задеть его упреками за проживание на территории России и нежелание участвовать в АТО.

Такой версии придерживаются и представители семей погибших.

– Это внезапно возникшая ссора, трагический бытовой конфликт, – рассказал “КП” в Украине” руководитель уголовной практики юридической компании “Миллер” Алексей Носов. – Парни выпивали, действительно могли резко высказаться. Или сам подозреваемый мог их спровоцировать. Происшедшее не имеет никакого отношения к событиям, о которых говорит адвокат Игорь Черезов.

Компания “Миллер” представляла интересы жены одного из убитых – Романа Ханенко, который за пять дней до драмы на берегу пруда отметил день рождения. Это событие якобы и стало поводом для пикника, который устроили 21 мая. Роман был знаком с Захаренко последние десять лет и, по отзывам односельчан, даже владел частью рыбацких угодий.

“Ранение есть, но колото-резаное”

Алексей Носов

– Парни не собирались никому угрожать, они привезли с собой удочки, еду, напитки. Пробыли на пруду целый день и спокойно ушли спать. Как можно говорить о перестрелке, если все могли видеть фотографии с места событий, – говорит Алексей Носов. – Двое погибли, лежа на полу в позах, характерных для спящего человека, еще один парень лежал в соседней комнате, и еще один в другом домике. И только трое, включая Романа Ханенко, находились в момент убийства во дворе вместе с подозреваемым.

В то же время юрист подтверждает, что Захаренко в ту ночь получил ранение руки, но колото-резаное, а не огнестрельное. При этом отмечает, что некоторые моменты можно будет обсуждать только после того, как дело передадут в суд.

Кстати, первой о возможности конфликта на почве “воевал – не воевал” сказала для СМИ жена Анатолия Захаренко – Ольга. Это прозвучало в день трагедии. Представитель полиции озвучил эту версию через месяц.

Схожі матеріали

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Fill out this field
Fill out this field
Будь ласка, введіть правильний email.
You need to agree with the terms to proceed

Залишити коментар Facebook